Реестр контрактов | Правила благоустройства города | Правила организации земл. работ |
   Навигация
Главная
Новости
История города
''Информационный вестник города Старая Русса ''
Заказы МБУ "Административное управление городским хозяйством"
Тарифы
Работа Администрации
Капитальный ремонт многоквартирных домов
Фотогалерея
Правила благоустройства города
Правила организации земл. работ
Обращения граждан
Законодательная карта
Телефонный справочник
Поиск по сайту
Гимн города Старая Русса
Муниципальные услуги
Ремонт дорог
Антикоррупционная деятельность
Пассажирские перевозки
  История города / Археолог Г.С. Лебедев о Руссе Южного Приильменья /
Создан: 01.09.2008
Археолог Г.С. Лебедев о Руссе Южного Приильменья (Эпоха Викингов в Северной Европе и на Руси. СПб. 2005)


Несмотря на четвертьвековой цикл археологических исследований (А.Ф.Медведев, затем В.Г.Миронова), топография Старой Руссы – опорного пункта Новгорода в Южном Приильменье – остаётся неясной, хотя со времён А.А.Шахматова обсуждается значение этого центра, возможно одной из важнейших опорных точек ранней древнерусской государственности в Приильменье (Шахматов,1919; 50-66).
Наиболее ранняя застройка XI в., возможно рубежа X – XI вв., (в том числе преемственно развивавшиеся боярские усадьбы, древнейшая соляная варница), прослежена вдоль речной старицы близ места впадения р.Порусья в р.Полисть (Миронова 1990;202-220). Последняя, несомненно, одна из важнейших водных артерий Южного Приильменья: протекая из глубины плодородной равнины с юго-запада на северо-восток, близ озера Ильмень Полисть впадает в один из левых рукавов р.Ловати, ключевой водной магистрали великого речного Пути из Варяг в Греки от Балтики к Чёрному морю. Старая Русса, таким образом, изначально гидрографически связана с этим путём, в то же время обеспечивая его взаимодействие (вероятно со времени начала функционирования в IX – XI вв.) с Южным Прильменьем, судя по изобилию и чистоте «русской» топонимии, одним из наиболее вероятных ареалов первоначального названия «Русь», то есть той территории, где ранее всего «прозвася Руская земля новугородьци» (Хабургаев 1979; 215-226; Шахматов 1916;20).
Путь из Старой Руссы по Полисти на Ловать выводил к вершине ловатской дельты, где центральным пунктом на водной магистрали перед выходом в озеро Ильмень был Взвад, первоначально – небольшой речной остров с плотной застройкой и речными пристанями. Археологически Взвад, по существу, не изучен; Изучение древнерусского речного поселения во Взваде, наряду с первоначальной градостроительной структурой Старой Руссы, выдвигается в ряд актуальных научных задач археологии и ранней истории Северо-Запада России.
Ловать в дельте и выше Взвада представляет собой по характеру, как и в древности типичную «приморскую» реку с весьма благоприятными условиями для судоходства. Плавное и мощное течение преодолимо для парусных судов при попутном ветре, река течёт по обширной низменной пойме. Примерно в 30 км от устья, пойменную равнину пересекает песчаная гряда, на её отроге расположено небольшое городище Городок; по данным раскопок С.Н.Орлова, укрепление относится к раннему железному веку, однако топоним указывает на то, что славяно-русское население знало об этом топохроне и, возможно, эпизодически использовало его в качестве сторожевого пункта на речном пути.
Парфинское предание в низовьях Ловати у дер.Парфино, бытующее и в наши дни, сообщает, что новгородско-ладожский князь Рюрик именно в этих местах велел похоронить себя «в золотом гробу», называя и точное место – Средняя Ловать (по свидетельству парфинского краеведа А.И.Щукина в 1987 г., это название относится к дер. Коровичино). Коровичино, ограничивающее нижнее, «приморское» (приозёрное) течение р.Ловать, расположено на высоком правом берегу и представляет собой первый археологически изученный комплект памятников древнерусского времени в низовьях Ловати. Здесь сохранилось обширное, протяжённостью в 500 м, древнерусское селище со следами ремесленной деятельности; вдоль края поселения цепочкой над берегом реки вытянулась группа сопок, первоначально насчитывавшая не менее десяти насыпей (в 1987 г. сохранилось 4 сопки). Три из коровичинских насыпей в 1871 г. были раскопаны Л.К.Ивановским (Ивановский 1881:59-62). Примечательная их особенность – двойные венцы из валунов, каменные кладки в верхней части монументальных (до 10 м высотой) сооружений, захоронения по обряду сожжения и кости жертвенных животных (лошадь, собака, орёл), вполне соответствующие ритуалу языческих погребений «княжеского ранга».
Сопки, по конструкции и по обряду близкие коровичинским, исследованы Л.К.Ивановским и в недальней округе Старой Руссы, у дер.Марфино на р. Порусье: здесь сохранялось две насыпи, одна – полуразрушенная, при раскопках второй сопки было открыто захоронение в погребальной урне.
Сопки южного Приильменья, наиболее плотно и густо сосредоточены в среднем течении Ловати (от городища Веряско до г.Холм), по-видимому, принадлежали славяно-русскому населению VIII – IX вв., в Приильменье, Поволховье и в Старой Ладоге сформировавшему социально-экономическую основу Новгородской земли (Конецкий 1989:26-30). В Ладоге наиболее отчетливо прослежено взаимодействие этого населения со скандинавами, что ярко проявляется в погребальной обрядности сопок (Мачинский, Мачинская 1989: 44-58). Старая Русса, судя по памятникам Марфина, входит в ареал этого культурно-исторического процесса «славяно-варяжского синтеза», лежащего в основе становления Древнерусского государства.
Южное побережье Ильменя к западу от устья Ловати резко отличается по своим гидрографически-навигационным характеристикам как от восточного, так и от наиболее обжитого западного побережья – Ильменского Поозерья. Помимо широко развившейся в низменных прибрежных зарослях ловатской дельты, здесь вплоть до устья р.Шелонь имеется лишь одна речная гавань, которая могла служить убежищем во время непогоды: устье р.Псижа близ дер. Устреки (первоначальное «Усть-река»). Резкая излучина и просторный приозерный затон Псижи создавали удобную ситуацию для развития заметного приозерского торгово-ремесленного центра, археологически представленного обширным селищем, по-видимому, несколькими сопками (сохранилась одна насыпь) и обширным некогда курганным полем. В одном из каменных курганов, захоронение XI в., с богатым наборным поясом, весами, уложенными в футляр, и гирькой для взвешивания монетного серебра (Ершевский, Конецкий 1985: 61-65).
От Усть-реки на запад до устья Шелони берег Ильменя – высокая обрывистая неприступная скала Коростынь, место многочисленных (засвидетельствованных и новгородскими летописями) кораблекрушений. Топоним Коростынь известный германский филолог-славист Г.Шрамм связывает с древнесеверным skorosten – «рубежный камень, пограничная скала» (Schramm 1981); в круге топонимов типа «Веряско» (на Ловати), «Веряжа» (в Поозерье) подобный скандинавизм не выглядит неожиданным. В таком случае, ильменская Коростынь – естественный географический рубеж и важный топохрон области южного Приильменья, центром которой была Старая Русса.
От устья Шелони до устья Ловати озеро образует естественную географическую границу особой ландшафтно-хозяйственной области Новгородской земли, Южного Приильменья. Связанная с Новгородом развитой и обустроенной системой водных и сухопутных дорог, Старая Русса, с великолепным ансамблем ее древнерусских храмов, многочисленными соляными варницами, боярскими усадьбыми, развивавшимся параллельно и одновременно с Новгородом градообразованием, с момента своего зарождения и не позднее рубежа X – XI вв. была основным центром этой плодородной и плотно заселенной области.